8 (812) 235-38-77|radugaswimm@yandex.ru

66 лет в судействе

Почетный спортивный судья России Сергей Виноградов является давним другом ГБУ СШОР по плаванию «Радуга», часто помогая нашей школе в проведении соревнований. Недавно Сергей Ефимович отметил свой 85-летний юбилей, с которым мы его от души поздравляем. В этом интервью он рассказал о своем пути в судействе, о том, как когда-то сам начинал заниматься спортивным плаванием именно в бассейне «Радуги», и о многом другом.

— Как случилось, что вы начали заниматься в плавании именно судейской деятельностью?

— Я всегда интересовался этим видом спорта, а, когда учился в десятом классе то, наконец, попал в бассейн и целый год занимался спортивным плаванием. В 1956-м году поступил в Политехнический институт и, так как уже умел немного плавать, попал в сборную команду института. Мы тренировались на Разночинной улице – в бассейне, который теперь называется «Радуга». Наша тренировка начинались в 6.45 утра, где-то до восьми мы плавали, а потом на 40-м трамвае ехали в Политех. Выступали мы тогда на вузовских соревнованиях – иногда успешно, иногда не очень. А в 1957-м году тренер Михаил Гордеевич Шулешко предложил мне попробовать судить соревнования. Тогда все и началось. Сначала были самые простыесудейские должности, потом все постепенно развивалось. Начинал в разном качестве с чемпионатов различных институтов и университетов. Потом начались межвузовские соревнования, чемпионаты Ленинграда, чемпионаты Советского Союза. А с 1962 года у нас начали проводиться и международные соревнования. Соответственно росли и мои судейские категории: в 1976-м получил республиканскую, в 1982-м – всесоюзную. В 2012-м я стал почетным спортивным судьей России, а всероссийскую категорию получил в 2017-м. Так что сейчас у меня получается уже 66 лет спортивного стажа в судействе.

— Можно ли выделить какие-то соревнования из тех, на которых приходилось работать – как самые крупные, самые памятные или, может, просто запомнившиеся чем-то особенным?

— На память сразу приходят первые международные соревнования, которые провели у нас в Ленинграде – это был турнир на приз «Комсомольской правды». Для меня они стали первыми международными соревнованиями. Потом начались матчевые встречи СССР-ГДР и СССР-ФРГ. Туда брали только судей с республиканской категорией, а у меня на тот момент ее не было. Но я хорошо знал немецкий язык, так как это было еще одним моим хобби. Так что меня поначалу пригласили в качестве судьи при участниках. А уже дальше организаторам от меня было не избавиться (улыбается). Таких матчевых встреч у меня в результате набралось около десяти. На двух таких соревнованиях в формате матчей СССР-ГДР в Таллине и в  Вильнюсе, где я работал главным секретарем, мне впервые в Советском Союзе удалось выпустить протоколы на двух языках – русском и немецком. Компьютеров тогда еще не было, но у прибалтов были пишущие машинки с латинским шрифтом, которые и позволили это реализовать.

Если же возвращаться в сегодняшний день, то в Петербурге проходят замечательные ежегодные соревнования на «Кубок Владимира Сальникова». На данный момент их прошло уже 17, и я работал на всех – ни одного не пропустил.

— А в чем вообще состоят обязанности арбитров в плавании? Со стороны их роль не очень заметна. Насколько это верное ощущение?

— Как и в любом другом виде спорта, в плавании есть несколько видов арбитров, и у каждого имеется свой круг обязанностей. На виду, конечно, стартер, который запускает каждый заплыв. Есть секундометристы, которых сейчас почему-то стали называть хронометристами. Есть судьи на повороте, судьи на дистанции, которые наблюдают за техникой пловцов. Плюс – секретариат, главный судья и рефери. Получается довольно большая бригада. Роль секундометристов сейчас, конечно, снизилась – после того, как плавание перешло на автоматическую систему регистрации времени. И сейчас они работают только для страховки – на случай какого-то сбоя электроники. А за чем судьям внимательнее всего приходится смотреть? Прежде всего, это фальстарт. Правила фиксации фальстарта изменялись уже многократно. По последней редакции стартер и рефери вместе принимают решение, был ли фальстарт у спортсмена. Только если они оба приходят к мнению, что нарушение было, это решение утверждается, и спортсмен дисквалифицируется. А если они во мнениях разошлись, то решение принимается в пользу спортсмена. Второй момент – повороты, которые очень отличаются в разных способах плавания. Дело осложняется тем, что в последних редакциях правил есть не совсем точные и неоднозначные формулировки, которые иногда приводят к разногласиям даже между самими арбитрами. Так что это не настолько простой процесс, как это, возможно, представляется со стороны. Для зрителей все неожиданно проявляется только в тот момент, когда после финиша на табло вдруг появляется информация, что какой-то спортсмен дисквалифицирован.

— Самые напряженные моменты, связанные с судейством, возникают, как правило в эстафетах, когда сами спортсмены после финиша какое-то время не спешат радоваться и ожидают утверждения результатов, так как процесс передачи этапа находится под особым контролем. Это на самом деле сложный момент для судейства?

— Как правило, основные нарушения в эстафетах действительно фиксируются именно при смене этапов. Эта смена должна производиться таким образом, чтобы следующий участник не отрывал ноги от тумбочки до того момента, пока предыдущий не коснется рукой стенки бассейна. Этот интервал, в принципе, должен быть равен нулю, но из-за погрешностей электронной системы допускается разница не более трех сотых секунды. Когда электроники не было, все определялось на глаз – этим занимались судьи на финише, которые сейчас практически не используются на соревнованиях. Теперь эту работу выполняет электроника, но после финиша последнего этапа эстафеты действительно все ждут окончательного решения по сменам на всех этапах. Сейчас это все происходит очень быстро: зафиксирована разница в четыре сотых при смене на каком-то этапе – команда дисквалифицируется, если три сотых и меньше – результаты утверждаются.

Дисквалификации не так давно случались и на самых крупных соревнованиях. Хотя последняя проблема с дисквалификацией эстафетной сборной России на чемпионате Европы 2021 года в Казани была связана не со сменой этапов. Там в заявке команды было указано, что на первом этапе смешанной эстафеты поплывет Владимир Морозов, а на втором Климент Колесников, а на дистанцию они ушли наоборот – Колесников на первом этапе, а Морозов на втором. Был нарушен порядок этапов, а это тоже нарушение правил, которое карается дисквалификацией. В результате этой досадной технической ошибки сборная России осталась без медалей.

— Если оставить в стороне вопросы экипировки, на которую были наложены ограничения, то какие самые принципиальные изменения в правилах плавания произошли за время вашей работы в судействе?

— Их было очень много. В течение четырехлетнего олимпийского цикла правила обычно стабильны, а после окончания очередной Олимпиады собирается Конгресс международной федерации, которая сейчас называется World Aquatics, и он рассматривает предложения по изменению правил. Самые серьезные изменения касались правила старта. Сначала разрешались два фальстарта, и дисквалификация наступала только после третьего. Но это приводило к ситуации, когда некоторые участники специально делали первый или второй фальстарт, провоцируя других тоже прыгнуть в воду. В нынешней редакции старт дается только один, и никакие предварительные фальстарты невозможны. При этом именно в последней редакции несколько снизились требования к неподвижности спортсмена в момент старта. Раньше любое шевеление на тумбочке после команды «На старт» считалось фальстартом, а теперь наказывается только движение корпуса или головы в направлении вперед.

Если же говорить о более ранних временах, то очень серьезные изменения произошли в правилах брасса. В 1950-х годах японец Масару Фурукава на дистанции 200 метров брассом в 50-метровом бассейне после старта почти все стартовые 50 метров плыл под водой на одном вдохе. За три-четыре метра до поворота его голова появлялась на поверхности, он делал вдох, касался стенки бассейна и снова плыл примерно столько же под водой обратно. Такое подводное ныряние запретили, и в правила брасса была введена норма, что спортсмен должен показать голову на поверхности воды на каждом цикле движений. И эти правила действуют до сих пор.

Изменились и правила в баттерфляе, который поначалу появился как разновидность брасса. Только в брассе руки двигались вперед под водой, и гребок шел назад, а в баттерфляе руки проносились вперед над водой. Так что на первых порах в баттерфляе движения ногами были такими же, как в брассе. А потом баттерфляй отделили от брасса, разрешив одновременные движения ногами только в вертикальной плоскости.

— С 1 января нынешнего года в России утверждены новые правила соревнований по плаванию. Что в произошедших изменениях самое важное?

— Одно из таких изменений я уже упоминал. Оно касается правила старта и разрешения на движения назад и вбок после команды стартера. Теперь только движение вперед считается фальстартом. Произошло изменение в правилах плавания на спине. Теперь при финише этим способом плавания спортсмен может полностью погрузиться в воду – так, что ни одна часть его тела не находится на поверхности. И касаться стенки бассейна, находясь под водой. Раньше это считалось нарушением.

— Отличается ли чем-то работа арбитра на детских соревнованиях и на взрослых

— Конечно, формально правила одинаковы для всех. Но когда плавают самые маленькие ребята, которые только начинают заниматься этим видом спорта, то у них бывает много нарушений. При серьезных судьи их однозначно снимают, но, если нарушения незначительны, и это не дало участнику преимущества перед другими спортсменами в заплыве, то иногда арбитры ограничиваются предупреждением участнику и его тренеру — отмечая, что в будущем за такое нарушение произойдет дисквалификация. С детьми судьям, конечно, посложнее: они иногда выходят на старт не на те дорожки, не вовремя становятся на тумбочку – это все им приходится подсказывать. Но мы стараемся максимально им помогать. Родители, по крайней мере, довольны, что их детей за нарушения не «гнобят» (улыбается).

— Вы связаны с бассейном «Радуги» с самых первых лет своих занятий плаванием. Каковы сейчас ваши отношения со школой?

— Да, как я уже говорил, с этим бассейном я знаком очень давно – с 1956 года. Потом, когда у Политеха появился свой бассейн, мы сюда ездить перестали. Но с «Радугой» отношения все равно поддерживали. Валентина Александровна Мачульская, когда была старшим тренером, очень хорошо вела деятельность школы, и в этих стенах вырастали замечательные пловцы. А с Еленой Волковой, которая работает старшим тренером школы сейчас, мы знакомы уже более сорока лет. Мы до сих пор работаем в полном контакте, и я часто и с большим удовольствием участвую в судействе соревнований, которые проходят в этой школе. Стараюсь помочь всем, чем могу.

2024-02-14T22:28:12+00:00 14 Февраль, 2024|