Виктория Сафиулина: «Главная цель – помочь детям раскрыться»

Продолжаем знакомить вас с тренерами ГБУ СШОР по плаванию «Радуга». Наш сегодняшний разговор с Викторией Сафиулиной, которая когда-то сама занималась плаванием именно в «Радуге», а, спустя годы, пришла сюда уже в качестве тренера.

— Виктория, расскажите: почему вы когда-то в детстве выбрали именно плавание. Как начиналась эта история?

— Она началась довольно банально. У меня в детстве были проблемы со спиной, искривление позвоночника, и мама отдала меня именно в плавание, решив, что оно поможет в этой ситуации. А потом, уже в конце четвертого класса, тренер предложил мне пойти в спортивный класс. Так и получилось, что вернулась мама однажды вечером домой и говорит: «Вот пришла ты с искривлением позвоночника, а теперь тебе предлагают в спорткласс. Пойдешь?» И я пошла.

— Плавание нравилось уже тогда?

— Да, мне и плавать нравилось, и тренер. Не все, конечно, получалось изначально, но все равно мне эти занятия были по душе.

— А почему тогда, в детстве, пришли именно в «Радугу»?

— Мы жили на Комендантском проспекте, и для нас это была ближайшая спортивная школа, где можно было заниматься плаванием. Так и проплавала я тут до девятого класса, а потом у нас сменился тренер. Некоторые переживают такие события спокойно, для них это не становится какой-то травмой. А некоторые – с трудом. Уже сейчас, в более осознанном возрасте, я это понимаю. А тогда с приходом нового тренера у меня сразу возник психологический барьер какой-то. После того, как я сама отучилась в Университете, прошла курсы психологии, я уже понимаю, что все дети по-разному реагируют на этот момент. То есть один ребенок открытый, и на него смена тренера никак не влияет. А у ребенка с другой психикой это может сразу сказаться на мотивации, как случилось со мной.

— А на каком этапе жизни возникла мысль, что хотите стать тренером?

— Это, наверное, произошло, как раз в тот момент, когда я в девятом классе ушла из плавания. Чтобы резко не бросать занятия спортом, я по совету своего первого тренера пошла в подводное плавание, но ушла оттуда из-за проблемы с ушами. Потом немного поиграла в водное поло. И поняла, что мне грустно без спорта, потому что я привыкла к воде, к постоянному движению. Без этого уже было как-то пусто. И если уж не плаваешь сама, то нужно было этот свой накопленный багаж знаний как-то использовать. С первым тренером у нас очень хорошие отношения были, и он очень много полезных знаний в моей голове отложил. И ими обязательно нужно было с кем-то поделиться.

— То есть в 10-11 классах уже знали дальнейшую траекторию своей жизни?

— Да, именно так.

— А как получилось, что после окончания вуза пришли на работу тоже именно в «Радугу»?

— Мы в Университете проходили практику – кто-то в «Экране», кто-то в «Радуге». Мою группу отправили как раз в «Радугу». Я встретилась с директором школы Игорем Борисовичем Ереминым на собрании с практикантами, и он сказал: «Вика, нам нужен тренер в «лягушатник». Так я и пришла сюда уже не заниматься, а работать – поначалу именно в «лягушатник». А потом одна из тренеров у нас ушла в декретный отпуск, и меня попросили ее сначала заменить, а потом уже взяли в штат.

— А с ребятами какого возраста вам самой интереснее работать: с совсем маленькими, которые только начинают, или с теми, кто уже постарше?

— Все дети очень разные, и интересно со всеми. Даже в «лягушатнике». С более старшими очень интересно наблюдать за динамикой их результатов, обучать их тактике прохождения дистанции. При этом со всеми есть свои трудности, ведь буквально к каждому ребенку нужен свой подход, хотя с этим у меня никогда не проблем не было (улыбается). Самое интересное, что, когда ребенок только начинает заниматься, то не сразу можно понять, какие у него перспективы. Поначалу у него может ничего не получаться, а два или три года спустя все меняется. Он может просто прийти после лета, даже не тренировавшись в эти месяцы – а все уже совсем по-другому.

А первый год обучения – это все-таки просто освоение с водой. В этом плане мне просто, так как с работы в «лягушатнике» я знаю, как этого добиваться. Но сейчас стало посложнее, потому что по новой программе уже в конце первого года обучения дети должны плыть сто метров комплексом. Смотришь на них и иногда даже жалеешь – они же еще маленькие, путаются в стилях. Когда мы сами плавали, то у нас только два способа было на первом-втором годах обучения – кроль и спина. И нынешний второй год обучения как раз тренировался еще по той старой программе, а вот самым маленьким сейчас приходится сложнее. Кто-то быстро соображает и со всем справляется, у кого-то это получается пока похуже.

— Первый год обучения – это для тренера в большей степени психология? Главное — добиться того, чтобы ребенку стало интересно?

— Мне кажется, на начальных этапах это действительно по большей части психология. Потому что маленький ребенок приходит в плавание не сам, его приводят родители, и зачастую дети сами не понимают, зачем.  И в любом случае ребенка нужно заинтересовать, для этого есть широкий спектр методов, применяемых тренером. В дальнейшем каждый ребёнок раскрывается по-своему, но на первых этапах очень важно определить спортивные задатки и способности. А если говорить о более взрослых, то в пятом-шестом классе почти все дети уже точно знают, зачем они сюда приходят, и чего хотят добиться

— И как, получается заинтересовывать маленьких?

— Да. Но это пришло со временем. С детьми у меня всегда были хорошие отношения, я всегда могла найти с ними общий язык. И мне очень повезло, что я начала работу с совсем малышей, потому что те методы, которые можно было использовать с ними, часто вполне подходят и для детей в возрасте первого или второго класса. И игры какие-то, и определенные правила общения.

— А можно уже в совсем маленьком ребенке разглядеть талант?

— Можно. Но надо иметь в виду, что все может измениться – причем в обе стороны. У кого-то, как я говорила, все может начать получаться не сразу, а через какое-то время. А у кого-то – наоборот, поначалу все идет хорошо, а потом – раз, и все вдруг пропадает. Но есть уже в четвертом классе дети, по которым прямо сейчас можно сказать, что у них очень хорошие перспективы. Но все равно за них есть и страх, потому что это все-таки дети, и их психика может ломаться буквально по щелчку пальцев. Был мальчик с очень хорошими результатами, потом заболел, затем вышел на старт после этой паузы – и показал результат намного хуже того, на который рассчитывал. И все, мотивация сразу ушла. Поэтому с ними очень важна психологическая поддержка – чтобы дети могли правильно реагировать и на хорошие результаты, и на какие-то неудачи.

— Должен ли у тренера быть своеобразный тандем с родителями учеников, чтобы работа была наиболее эффективной?

— Я считаю, что обязательно должен быть контакт между родителем и тренером. Есть тренеры, которые не идут на контакт до какого-то периода – например, до поступления ребенка в спортивный класс. А мне кажется, что нужно с первого класса плотно контактировать, потому что можно через родителей каким-то образом повлиять на ребенка, если у него что-то не получается. В первую очередь, это важно для возможности дополнительной мотивации со стороны родителей. К тому же, какой родитель не захочет наблюдать напрямую динамику результатов своего юного спортсмена? Родители всегда должны быть осведомленными в вопросах вида спорта, которым занимается их ребенок. Это очень важно. Следующий вопрос — это уже дисциплина.

— Какие у вас цели в тренерской профессии? Воспитать чемпиона?

— По большей части, цель — помочь детям раскрыться. Помочь тренерам, которые на данный момент уже готовы нести полную ответственность за спортсменов, взяв набор. С другой стороны, получить для себя этот опыт, так как хочется поработать с разными детьми. Мне повезло, что я сейчас имею возможность посмотреть, как работают прекрасные специалисты. Каждый день мы совершенствуемся, и для меня было очень большой честью какое-то время поработать бок о бок с Натальей Радомировной Авакумовой – тренером, которого я знаю с детства, с Алексеем Валентиновичем Каргиным – тоже потрясающим тренером и человеком, от которого я очень многое для себя почерпнула. В целом, так сложилось, что все молодые специалисты в нашем бассейне, включая меня — воспитанники СШОР «Радуга», с кем-то я плавала, а кто-то постарше. И это позволило сформировать такой тренерский коллектив, в котором приятно и комфортно работать.

— Лично для вас «Радуга» – это…

— …Второй дом. У меня иногда даже флэшбэк такой бывает, когда я смотрю на этот бассейн. И тренеры все тут – как еще одна моя большая семья. Многие из них ведь помнят, как я еще сама здесь занималась.

2022-06-12T14:05:58+03:00 12 Июнь, 2022|